Category: общество

Category was added automatically. Read all entries about "общество".

рыбёха

самый справедливый суд в мире

- суд присяжных оправдал бандитов, именуемых в прессе "приморскими партизанами." Признаны недоказанными убийства... Присяжные способны буквально на чудеса. Как-то на Сахалине признали недоказанным убийство одного и покушение на убийство другого. Но на вопрос вдовы, как они смогут ей представить живого мужа после суда отвечать не стали. Как и на вопрос мужичка, которому дефект пули проломившей кости на затылке, но не попавшей в мозг, случайно спас жизнь, отчего же у него такое повреждение.
Интересно, в этом суде подобные вопросы были? Или же само по себе освобождение из -под стражи двух молодых людей с чистыми и честными глазами исключает для потерпевших навсегда всякие вопросы? 
рыбёха

ещё история о совейских дезертирах. Змея на груди.

Жил был уроженец Сахалина с говорящей фамилией. Скажем - Помогайленко.
Была у него до призыва судимость. Потому и служить ему довелось не военнослужащим, а приравненным к ним советскими законами военным строителем. В Хабаровске. На "Хасане", кажется.
Но чего-то не заладилось. И он дезертировал.
Что характерно - не в тайгу побежал. И не к себе на остров. Он остался в Хабаровске. А был он общителен и трудолюбив. И хозяйственен, как впоследствии выяснилось.
Вот он, значит, познакомился с кучей своих земляков - студентов. Лицо его, как и фамилия, вызывало неосознанное доверие. И ему никогда не отказывали эти его знакомые в просьбе позаимствовать на время паспорт. Тем более он спустя некоторое время всегда паспорта возвращал.
И вот по одному паспорту он устроился работать на макаронную фабрику (была в тоталитарном советском прошлом в Хабаровске и такая. Теперь, конечно, она за ненадобностью упразднена). По другому - на ту же фабрику, только в другую смену (тоталитарная власть заставляла людей вот так трудиться и ночью. И даже других - тоже, видать, силком - покупать выпущенную продукцию. И даже специально - давиться за ней в очередях). Поскольку он был трудолюбив, а за пределами службы свободное время занять было нечем, в две смены он зарабатывал чуть (примерно в полтора раза) больше, чем разыскивавший его следователь. И ещё по одному паспорту снял (по тем временам неплохих) - полдома. Но не в Коломне. И копил деньги на его покупку. И даже немного уже докопить оставалось.
  А поскольку людей в Хабаровске в то тоталитарное время было много (теперь-то, конечно, уже тысяч на семьдесят пять поменьше), то даже тоталитарная советская милиция, используя все свои злобные методы, всё не могла его найти. Примерно год.
 Сгубил его альтруизм. Нашёл он как-то ещё своего земляка. По фамилии, скажем, Пеночкин. И был тот беглый каторжник "химик". Был в то бесчеловечное время такой вид наказания. Статья 24 со знаком "два" УК РСФСР. Условное осуждение с обязательным привлечением осуждённых к труду в местах, определяемых органами, ведающими исполнением наказания - так это называлось. Живи себе в этих самых местах в общежитии. Работай, где укажут, получай за это деньги, и каждый вечер отмечайся у дежурящих на первом этаже общаги (всё это именовалось "спецкомендатурой"). А не схотел работать и ночевать не пришёл - и вот ты уже в бегах. И тебя ищут, а поймают - отправят в колонию.
  Вот и Пеночкина этого искали. А работать он не любил. И потому на макаронную фабрику по чужим документам устраиваться не стал. А его приютил Помогайленко. Стал он у того в полдоме жить и вести домашнее хозяйство. Но не подумайте. Помогайленко чужд был европейских ценностей (а как позднее выяснилось - и Пеночкин тоже).
Помимо того, что судим, Помогайленко был ещё и женат. Жена на Сахалине. Вот он с ней связался ( минуя как-то почтовую связь - всё же арест на корреспонденцию...) и выписал на время (отпуска - она ведь тоже работала) жену в Хабаровск.
И вот она, улетая назад, ему в аэропорту говорит. "Ты, мол, змею, мол, на груди пригрел. Этот сволочь Пеночкин, когда ты на работе, на мою честь супружескую покушался. И хоть не достиг, но близок был." Такая вот, значит, ситуация.
И вот Помогайленко, несмотря на добросердечие, решает в ночную смену вызвать Пеночкина в цех и там с ним потолковать. О делах ихних скорбных.
В ходе беседы коварный (а, как выяснилось, ещё и злобный) Пеночкин вонзил Помогайленке в грудь заточенный электрод. И прямо в сердце попал, даже его повредил. Люди видели и схватили Пеночкина. А тот - "Не того, мол, хватаете. Вот он - не Пупкин, как все вы думаете, а Помогайленко. Дезертир. И враг народа." И рабочие растерялись. Ослабили хватку. Пеночкин вырвался и убежал.
Помогайленко спасли советские врачи. А гуманный суд
по статье 247 УК РСФСР за дезертирство дал ему четыре года.
Пеночкина потом тоже поймали. За побег и за тяжкие телесные повреждения дали ему три с половиной года. А если бы не дезертира подрезал - больше бы мог получить. Наверное.
ЗЫ а следователь в троллейбусе увидел настоящего Пупкина. "Как фамилия" - говорит. Пупкин отвечает испуганно (как принято у студентов - без билета ехал). А где паспорт - объяснить не может (Помогайленко ему отдать не успел). "Ладно" - говорит следователь. Приходи, мол, тогда-то и туда-то на улице Торговой. Допрошу, мол, и паспорт отдам. Так к Пупкину вернулся паспорт, а в обвинительное заключение (а потом и в приговор) добавились показания Пупкина. А тот был рыжий, как сейчас помню.
рыбёха

как вы лодку назовёте...

народ любит красивые названия...
Из 90-х помню, фирма в Благовещенске, торговала овощами  - "Азеф" (мог ли ожидать Евно Фишелевич...);
Тогда же в Хабаровске торговал продуктами магазин "Бастард" (в русском варианте действительно было бы не так красиво);
Из свеженького опять же в Хабаровске - коллегия адвокатов "Спектр" (для знающих наизусть любой роман ле Карре - 80 процентов скидки).

Причём! Владелец первой пал жертвой собственнного нежелания делиться с несколькими  нетипичными представителями дагестанской общины.
Второй - прогорел на почве заботы государства о мелком и среднем предпринимательстве.
И только третья если и не "высоко несёт знамя", но, во всяком случае, вполне на плаву.
рыбёха

и опять о свободе слова

Запрет на информацию и цензура в жыже покруче чем у кровавого прижима будет.
И тем не менее стандарты двойные. А цензура - выборочна. Бьют наиболее популярных - Вершинина (putnik1), Рожина (Полковника Кассада), Дзыговбродского.
Ну а если такая не ставшая вошью гнида, как я, напишет, что так называемой Украиной правят преступники, в нарушение всех норм международного права и правил человеческого общежития убивающие мирное население. Творящие геноцид. аслуживающие уже не суда даже, а пули в затылок по совокупности уже сотворённого. Такие как Порошенко, Яценюк и их шавки типа Яроша, Наливайченко. И просто моральные уроды, из которых Коломойский - первый. И что я буду страшно рад, если этих преступных уродов такая беда, как пуля, а лучше петля, постигнет.
То уж мне-то хвалёный СУП ничего не сделает. Ввиду лишь явной моей ничтожности. Потому - пишу это смело.
рыбёха

поучительные (хотя и длинные) истории из жизни совейских дезертиров. Часть первая. О предупреждениях

Как это принято - предупреждаю - фамилии главных героев историй - вымышленные. Истории настоящие.
Как и большинство географических названий и должностей второстепенных участников.

Есть на территории жечипосполитэй польскей (в северо-западной её части) городишко Бялогард. В какой-то мере он славен тем, что там начиналась комсомольская юность будущего польского президента Квасьневского Александра.
Но я - не об этом. Некогда, в годы перестройки, стояла там советская десантно-штурмовая бригада.

Лирическое отступление номер один - "всё у нас - как известно..."
Кстати, о бригаде. Сначала на её месте стоял отдельный разведбатальон. Но вот в 1985 году, когда вовсю уже шли переговоры о сокращении войск в Европе между НАТО и Варшавским договором - а под него заведомо должны были попасть воздушно-десантные и десантно-штурмовые части  - было принято решение на его месте развернуть дшбр.
Ну и развернули. Ясно, что городок батальона и по размеру, и по жилому объёму зданий на бригаду никак не тянул. Раза не менее чем в три большие площади требовались.
Их и начали строить. А часть - развернули сразу. Так и жили - почти четыре года. Срочники - в казармах с трёхэтажными нарами. Офицеры - с двухэтажными. И замполит строго раз в месяц писал проникновенные письма жёнам офицеров и прапорщиков, остававшимся в Союзе, чтобы не торопились подавать на развод. Что, мол, скоро всё построят и вот...
И наконец построили. Почти все въехали в новые квартиры. И в большинстве казарм двухэтажные нары сменились обычными койками.
Но договор к этому времени был уже подписан. И бригаду начали выводить. Ясное дело люди расстроились. Особенно жёны. Уже не светило проделать фокус с разводом и быстрым браком со вновь прибывшим офицером, чтобы остаться в группе войск - ведь выводят-то всю часть. У некоторых так получалось до трёх раз проделать. А тут - всю часть выводят.
Причём сначала им сказали. Не волнуйтесь, мол, далеко ехать не придётся. В Пинск вас переведут. В Белоруссии-то житуха больно хороша. Да там вроде и городок готовый есть. Сказали примерно за полгода до вывода.
Но месяца через два говорят. Мол, концепция изменилась. Мол угрозы совсем другие. И нужно вам ехать в Капчагай. Поблизости Алма-Аты. В чистое поле. Отряжайте, говорят бригады из личного состава на стройку туда, отсылайте контейнеры с вещами. И так далее.
Сказано - сделано. Но ещё через пару месяцев говорят. Нет, говорят, концепция опять изменилась. Капчагай - отставить. И поедете вы в НН Приморского края. А в поле под Капчагаем вовсю работают командированные из части. А контейнеры по большей части минули Брест и тоже вовсю катят на Алма-Ату.
Короче, перевели часть в Приморский край. Правда, не в НН, а просто в Н.

Ну -  так, далее, про дезертиров.
За время существования части в Северной группе войск таковых в ней оказалось два.
И оба, что характерно, бежали в посольство США в Варшаве. Первый - назовём его Вася Ы. - некоторое время пожил в варшавских подвалах с местными бичами и перебрался через забор посольства. Хочу в Америку. Так говорит. Тут же с ним беседовать - военно-морской атташе, атташе по культуре и ещё там третий - тоже какой-то дворник. Он им: "К сожалению - плохо занимался боевой учёбой - про часть рассказать нечего". А они: "Да ладно, это нам неинтересно". И так, мол...
Но крайне подробно его распрашивать - а где и как живут родственники, а вот как пройти к тётиному дому от автобусной остановки. А к маминому - от электрички. А кто, мол, соседи. Ну в общем и вообще всякое такое. С расчётом, видимо, на дальнейшее знакомство.
И говорят они ему - зря ты из части-то ушёл. Возвращайся, мол. Скорее всего, мол, ничего особого не сделают. И командиры, дескать, в прокуратуру о тебе, небось, не сообщали.
И дают ему долларов двадцать и злотых тысяч пятнадцать (может двенадцать). И тайно, особо секретно, опасясь слежки, вывозят его из посольства к вокзалу. Иди, мол, покупай билет и езжай в часть.
Ну так если б он прислушивался к предупреждениям. Его о том, что служить надо с честью - не раз родные отцы-командиры и политработники предупреждали. Так он на эти предупреждения - накашлял.
Ясное дело - и предупреждения американских шпионов ему тоже были, как до этого самого места дверь.
Ушёл опять к бичам в канализацию. Деньжищи - то какие. Дня три на них пили. И не только "Берёзовую воду", но и водку "Балтык".
Ну и повязали его с бичами польские милиционеры. И отдали советской военнной прокуратуре. А потом и осудили его.
Так что редко впрок бывают предупреждения.
А второй - через год примерно - Паша Гы. То ли из Серпухова. То ли из Клина родом. Так тот прямо сказал. Посольским-то. Ну, военно-морскому атташе, атташе по культуре и ещё там третьему - тоже какому-то дворнику. Что, мол, я Паша Гы. Армянин мол я. Из Нагорного Карабаха. У нас там совсем плохо, мол. И давайте политическое убежище. А те, не обращая внимания на его среднерусскую внешность, просто пинком его из посольства выгнали. И даже грОша, а не то, что злотого ему не дали.
А того ведь тоже и командиры, и политработники предупреждали, предупреждали. А он их не слушался.
рыбёха

на самом деле всё не так, как в действительности

Годная статейка в еженедельнике "Политика".
http://www.polityka.pl/historia/1527715,1,zamach-na-heydricha.read
Об убийстве гитлеровского палача Чехии и Моравии Гейдриха.
Узнал много нового.
Что само покушение было мотивировано опасениями Бенеша, что при окончании войны союзники могут признать Чехословакию союзницей Гитлера ввиду царившей там до 1942 года тиши да глади и по совокупности вклада чешских трудящихся в вооружение армии Объединённой Европы нацистской Германии.
Что лондонский центр сопротивления нагрел внутичешский штаб. Местные молили эмигрантов - убивайте кого хотите, только не немца - бить будут больно.
Шеф чешской разведки Моравец из Лондона им пообещал, чтобы насчёт немцев они не беспокоились, намекнув, что валить будут Моравца - министра просвещения (!) в колаборантском правительстве (не пойму - однофамилец или родственник?).
А на самом-то деле мочить хотели Гейдриха...
И замочили. При этом у сброшенных с английских самолётов чешских патриотов заел автомат, а граната закатилась под машину. Невредимый Гейдрих мог бы уехать. Но завёлся, гад. И кинулся вдогон патриотам (в польской традиции их в статейке именуют "тихотёмными"). Ну и нарвался на ранения. Несмертельные. И помер от инфекции.
Но наиболее затейливые подробности связаны, как обычно, с женщинами. Гейдриху вообще нечего было делать там, где в него стреляли. Он должен был проживать в Праге, в тамошнем кремле. Однако по настоянию супруги Лины проживал в пригороде. В лесу. В замке. Нравилось той чувствовать себя "принцессой из сказки". И ездил на работу в город в кабриолете (тоже круто) и без охраны.
В уничтожении села Лидице женский фактор тоже сыграл неслабую роль. Была такая Аня Марущакова. Которую с развратными целями навещал некий Вацлав Ржига. По неясным причинам им овладело желание её покинуть (и кинуть).
Подходящий, как ему показалось, случай подвернулся с убийством Гейдриха. И пишет он Ане письмо. Где ненавязчиво намекает, что в связи с последними событиями у него проблемы, вынужден менять климат и больше они не увидятся никогда.
И смылся. А письмо вместо Ани, взявшей отгул, получил её работодатель. Который, как честный чешский патриот, отнёс его в гестапо. Ржига зарылся капитально. И Аня на допросах про него ничего толкового показать не могла. Только вспомнила, что дескать, говорил он, что кореш у него есть в Лидицах - Горак фамилия. А у немцев были данные, что с такой фамилией вроде какой-то чех в Лондоне есть. Ну и за его отсутствием примерно наказали всех остальных жителей деревни - расстреляли 192 мужчин, а женщин и детей - в концлагеря.
Ясно, что Горака так и не нашли. А Ржигу нашли позже. Когда уже знали, что он - не при делах. Но тоже расстреляли, вместе с А.Марущаковой.
Мораль? Помимо того, что фашисты - гады, ещё:
- планы хороши только на бумаге,
- старина Мюллер был прав - верить нельзя никому. В особенности собственным начальникам.
- к советам и пожеланиям женщин относиться следует по рекомендации народной мудрости, и вообще "бабы да кабаки доведут до цугундера".
- всё хорошо в меру. Как ни странно - и понты тоже.
таким не место

нашёлся таки

гуманно и либерально мыслящий о правах человека государственный деятель. Дикость и разнузданность английской полиции при разгоне мирных демонстраций трудящихся и тунеядствующих подданных, борющихся за свои права нашла своё осуждение.
(см.http://www.dni.ru/polit/2011/8/10/216922.html)
Молодец Ахмадинежад. А говорят, ислам вредно влияет на чувство юмора. Врут люди.
Но вообще пора бы приступить к гуманитарным бомбаНдировкам.